Стихи Художника

Оглавление

Вместо предисловия:
Бог, Человек и глина (прозаическая миниатюра)

Бог слепил Человека из глины, и остался у него неиспользованный кусок. — Что слепить тебе? — спросил Бог.
— Слепи мне счастье.
Ничего не ответил Бог, только положил Человеку в ладонь оставшийся кусок глины. (Древняя притча)

В этой коротенькой притче невероятная концентрация смыслов. Так и хочется представить, что же произошло дальше. Версий, само собой, может быть много, но я выбираю оптимистический сценарий.

Итак: Бог, Человек и глина (продолжение)

Человек растерянно принял Божий дар. Кусок глины оказался большим и тяжёлым — его пришлось обхватить обеими руками, чтобы удержать на весу. Человек некоторое время сосредоточенно изучал глину: рассматривал, продавливал пальцами, нюхал и даже пробовал на вкус. Податливая и одновременно упругая; сизая, с синим отливом глина ему очень нравилась. Однако постичь Божий замысел не удавалось.
— Что мне делать, Господи? — Человек поднял голову и взглянул туда, где минуту назад стоял Бог.
Однако Создатель исчез, словно Его и вовсе не бывало. Только подаренный кусок глины свидетельствовал о реальности происходящего.
Человек задумался...
Может, зарыть Божий дар в песок, припрятать от чужих глаз?
Человек беспокойно огляделся. Пустынный пляж, безбрежное море, синее небо, чайки над водой. Солнце светит. Красота-то какая! Надо же!
Беспокойство сменилось радостным изумлением. И тут Человек заметил большой плоский камень. Повинуясь внезапному порыву, он подошёл к камню, положил на него глину, а сам опустился рядом на колени и принялся за работу.
Лепить оказалось трудно. Выходило не то, что задумано. Не так...
Но Человек был упрям — снова и снова исправлял начатое.
Вскоре процесс лепки настолько увлёк Человека, что он потерял счёт времени; не чувствовал усталости, голода и жажды. Забыл о том, что он несовершенен, наг и смертен...

Здесь я оставлю нашего героя. Пусть он самозабвенно творит, пусть приумножит Божий дар и будет счастлив.

Цветомузыка бытия

«Останься пеной, Афродита,
И, слово, в музыку вернись...»
(Осип Мандельштам)

Мне снилась цветомузыка. Душа
восторженно парила, не спеша,
в волшебном, переменчивом пространстве.
Небесная лазурь звенящих струн
малиновым огнём поющих лун
сменялась в динамичном постоянстве.

Сквозь изумруд прохладного дождя
сиреневым аккордом проходя,
скользили силуэты, и звучала
лимонным тихим отсветом вдали
морская гладь. Гудели корабли
лиловым трубным басом у причала.

Суть бытия и счастье где-то здесь.
Ритм красоты, невнятность слов...
Я есть!

В пути

Лиловые тени бегут под откос.
Я годы считаю под рокот колёс.
Сбиваюсь и вновь начинаю отсчёт.
Со мной Мнемозина играет на счёт.

По линиям жизни, души и ума
Все вехи она расставляет сама.
Пространство и время, послушные ей,
Пульсируют в ритме лиловых теней.

Стихи разных лет о Париже

Париж-1 (студенческое)

Должно быть, это от безделья,
Ведь раз по двадцать на неделе
Я жду, что ты мне позвонишь
И пригласишь меня в Париж.

Там март, наверное, теплее,
И очень солнечно в апреле,
И у подножья Тур Эффели
Давно фиалки продают;
В мансардах сказочный уют,
А с Елесеевских полей
Доносит ветер птичье пенье;
И Лувра старого ступени
Нагрели сонные лучи,
Но ты по-прежнему молчишь...

Я жду, когда ты позвонишь
И пригласишь меня в Париж.


Париж-2

Я в Париж не хочу, наверно,
И стихов не пишу давно.
И на улице что-то скверно:
Дождь идет, я смотрю в окно.
Капли гулко по серым плитам
Ударяют, им все равно...

Мне когда-то во сне забытом
Эти мокрые снились плиты,
Этот дождь и твои цветы
В синей вазе, давно разбитой.


Зимний Париж

Медленно и поздно —
Годы за плечами —
Поднимаюсь к звёздам
Долгими ночами.

Леденеют крылья,
Сердце замирает.
Лишь вчера открыла я
То, что так бывает.

Серебрится Сена,
И под светом лунным
На старинных стенах
Проступают руны.


Однажды в Париже

Мнится мне, мы встречались в Париже
Днём весенним в саду Тюильри.
Было небо прозрачное ближе,
И магнолии пышно цвели.

По-французски болтали и пели,
Покупали хрустящий багет...
Позабыли?
Совсем?
Неужели?
Сколько зим, сколько прожитых лет?

Этот день мне приснился похоже...
Или сдвинулась времени ось,
И припомнилось то, что, быть может,
В прошлой жизни когда-то сбылось?

О любви

Там, на краю моего сна,
Шумело море, была весна,
Солнце светило, росла сосна
На самом краю моего сна.

Там ласточек стая
Кружила, играя,
На самом краю
Ускользавшего рая

Там было нас двое.
Под звуки гобоя
Я шла за тобою
По кромке прибоя.

Там нас было двое..

Акварельное

На солнечном диске — силуэт сосны.
Холодное солнце поздней весны
Не спешит согреть,
Но примерно треть серебра на медь
Разменял апрель...
Напиши стихи или акварель!

Положи в ящик стола
И вернись к делам.

Предчувствие любви

Это предвестье сбудется —
Знаем и ты, и я.
Светом залиты улица
И старые тополя.

Пух тополиный кружится,
Падая на траву,
И отражают лужицы
Небесную синеву.

Праздник на нашей улице
Будет на этот раз.
Скоро предвестье сбудется,
Сбудется через час.

Маме

Зной. Полдень цветущего мая.
Подходит весна к рубежу.
Мечтаю в предчувствии лета.
О чём — никому не скажу.
Припомню спонтанно — не знаю —
Откуда прийти миражу:
Я столб золотистого света
На детской ладони держу...

Задорно цветные пылинки
Танцуют в весёлых лучах.
Навстречу идёт по тропинке
С цыганским платком на плечах
Красивая юная дама…
— Ах, Мама! Смотри — покажу:
Я полдень цветущего мая
На тёплой ладони держу.

Весеннее ностальгическое

Из-за моря
влажный ветер принес
частицу моей души.
Сегодня день слез,
но вскоре
праздник — надо спешить.

Сшить платье, почистить бусы
из синего стекла;
и вспомнить, как я вкусный
когда-то пирог пекла...

А за окном тюльпаны,
красные и желтые;
облетают быстро
лепестки их шелковые...

Приходи,
пока последний еще цветет!

Размышления обманутой принцессы

Глухая ночь. Тяжёлые гардины
Задёрнуты почти наполовину.
В проёме узком полная луна,
А за окном тревожная весна.

Летучей мыши силуэт мелькает
На фоне диска лунного. Кто знает,
Зачем мы снова вместе? Почему
Предательство простила я ему?

Где женского достоинства остатки
И неприступность гордая? Как сладко
Всё отодвинуть за проём гардин,
Пока он рядом. Только он один...

Бессонница

Солнце к закату клонится.
Лето идёт на спад.
В дар от богов — бессонница,
август и звездопад.

Стану считать у пристани
парусные суда,
думать: а что бы искренне
мне загадать, когда
падают звёзды ранние,
в море гася лучи...

Жаль, что мои желания
несбыточные... почти.

Прощай!

Ты думал, всю осень я буду
Гулять в опустевшем саду.
Я бросила эту причуду
И больше туда не приду.

На улице нашего детства,
Как прежде, не встретимся снова.
Виной не пустое кокетство —
Я просто влюбилась в другого.

Не снись! Я тебя не просила
Стоять на пороге моем.
Во сне я тебя не впустила,
А значит — не быть нам вдвоем.

Я завтра отсюда уеду
В далекий неведомый край.
Не жди ни во вторник, ни в среду.
Прости, и навеки прощай!

Подражание Верлену

Я помню грусть забытого причала
И нежный всплеск медлительной волны,
И все, о чем таинственно шептала
Листва среди вечерней тишины.

Там, за стволами ив уединённых,
Лучей закатных исчезала медь,
Но красота лучей самовлюблённых
Причал пустынный не могла согреть.

Счастье

Счастье пахнет печёной картошкой,
Лёгким дымом летних костров;
Пахнет грустью оно немножко
И строками любимых стихов...

Performance

Осень. На асфальте я рисую мелом.
Обведу край лужи голубым и белым.
Нарисую солнце — есть мелок лимонный.
В луже-море лодка — лист, упавший с клёна.

Скажете — нелепо? Я отвечу — это
Уличный перформанс: «Лето, моё лето...»

Экологическое

«Вновь я посетил. Тот уголок земли...»
(А.С. Пушкин)

Здесь когда-то медовый был луг. Деловито гудели
Золотистые пчёлы, нектар собирая с цветов.
Им кузнечики вторили скрипкой на верхнем пределе;
Квинтой ниже вступали шмели многозвучьем альтов.

Это время ушло невозвратно. Нелепо. Жестоко.
Людям было довольно полвека, чтоб всё изменить.
Ряд безвкусных строений. Церквуха. Вы верите в Бога?
Невозможно представить, чтоб Он мог сюда приходить.

А ведь Он здесь в ту давнюю пору бывал в самом деле.
Слушал музыку летнего луга, смотрел, как вдали
Гордо высились сосны, темнели пушистые ели,
Отделяя небес синеву от цветущей земли.

Пахнет гарью повсюду. Нет луга и хвойного леса.
Гаражи, кучи мусора, ржавые трубы и дым.
Вам плевать — ввысь смотреть недосуг. Это не интересно.
Не заметили — небо из синего стало седым.

Возле свалки играют в войну неуёмные дети
Невдомёк им. Они не поймут. Разнотравье — трава?
Здесь когда-то был луг... Что теперь? Кто за это в ответе?
Слишком поздно — беде не помогут пустые слова.